Яндекс.Метрика
Перейти к содержимому

Миметическое желание в комиксах Лив Стрёмквист

Наше поведение подчас иррационально. Люди совершают спонтанные покупки, стараются идти в ногу со временем, стремясь иметь объекты, которым приписывается статусность или популярность. Миметическое желание основано на стремлении быть не хуже других. 

Размышляя о том, как формируется миметическое желание в эпоху социальных медиа шведская художница Лив Стрёмквист создала комикс «Внутри зеркальной галереи». В комиксе звезда и инфлюенсер  Кайли вызывает у зрителей «неясное чувство фрустрации» :

Миметическое желание

Как объяснить такие эмоции?  Французский философ Рене Жирар разработал концепцию миметического трехстороннего желания. Предмет, изучаемый Жираром, — происхождение и ход конфликтов между людьми и народами.  Согласно этой концепции  желание включает не только субъект (желающего) и объект (желанное), но и посредника (медиатора), пытающегося заполучить такой же самый предмет.

У истока человеческих конфликтов, по Жирару, находится миметическое, то есть подражательное желание: мы желаем того, чего или кого уже пожелал кто-то другой. Этот «кто-то», образец, которому подражают, называется «медиатором», посредником между желающим субъектом и желаемым объектом.

Медиатор может быть «внешним», то есть абсолютно удаленным и недоступным для соперничества: верующий старается подражать Христу, художник-классицист подражает античным образцам, фанат подражает звездам поп-культуры. В таких случаях, собственно, трудно говорить о подражании чужому желанию — у медиатора может и не быть никаких желаний, известных субъекту, и тот стремится перенять не его желания, а самую его сущность, отождествиться с ним. Таков нормальный и относительно безвредный режим мимесиса.

Но есть и другой, опасный режим — с «внутренним» медиатором, который расположен близко к субъекту желания, а потому одновременно и возбуждает желание, и препятствует его осуществлению, заступает дорогу к объекту: так бывает, например, при зависти или ревности, когда соперники не просто желают одного и того же, но и раззадоривают друг друга.  Мы часто можем видеть такое у детей, когда чужая игрушка оказывается более желанной. Во «взрослом мире» тоже самое происходит с модной одеждой и девайсами, автомобилями.

Литература, которую Жирар называет романтической, внушает людям, что их страсти пылают сами собой, а не наводятся извне. Поэтому каждый считает свое желание спонтанным, возникшим «по собственному хотению», хотя на самом деле оно вырастает только в силу неузнавания  подражательной природы.

Миметические конфликты особенно участились в современную эпоху, когда с падением сословных ограничений и ослаблением религиозных образцов (внешних медиаторов) мы все чаще подражаем не великим легендарным героям, а собственным, раздражающим нас соседям или знаменитостям из социальных медиа.

Лив Стрёмквист рассказывает о том, как миметическое желание формируется в социальных сетях:

Концепция трехстороннего миметического желания предполагает, что миметическое желание «заразно» и живо распространяется, когда мы видим, как много людей интересуются чем-то определенным.